Вы находитесь: Home Pz-V Танки "Пантера" в бою

T-34

Танки "Пантера" в бою

В степях Восточного фронта и в боях во Франции и Германии в 1944-1945 гг. "Пантера" отлично проявила себя, сражаясь с танковыми армиями союзников. Ее 75-мм пушка длиной ствола в 70 калибров обладала гигантской ударной силой, а наклонная броня обеспечивала надежной защитой в любом бою. Большинство экспертов по танковой технике согласны в том, что "Пантера" была лучшим танком Второй мировой войны, правда, с двумя важными оговорками: во-первых, она страдала от постоянных технических проблем и поломок, и это сказывалась на ее боевой эффективности, во-вторых, как уже отмечалось выше, германская военная промышленность не была в состоянии выпускать "Пантеру" в достаточном количестве, чтобы она могла изменить ход войны.

Стратегические бомбардировки союзной авиации в сочетании с граничащим с одержимостью нежеланием немцев пойти на малейшие жертвы качества в обмен на рост количества привели к тому, что объем производства был низок. Омраченный постоянными поломками двигателя временной отрезок участия немногочисленных "Пантер" в боевых действиях был короток. Они появились на фронте в июле 1943-го и воевали до окончания войны в мае 1945 г. Первые бои с участием "Пантер" прошли на Восточном фронте, где она участвовала в самых ожесточенных сражениях.

Танки "Пантера" и подготовка к битве под Курском

Работа над "Пантерой" была завершена в конце 1942 года, а ее боевое крещение состоялось во время операции "Цитадель" летом 1943 года. Под этим названием скрывалось летнее наступление немцев, целью которого было уничтожение выступа, который образовала линия фронта в районе Курска - важного железнодорожного узла в 805 км южнее Москвы. Этот выступ глубоко вдавался в линию обороны немцев. Он образовался в результате боев зимы 1942/43 г. и имел ширину 190 км и глубину 120,7 км. Замысел немцев заключался в том, что в результате сходящихся ударов по южному и северному фасам выступа советские войска будут отрезаны и уничтожены, а одержанная победа послужит трамплином для последующих наступательных операций. Естественно, для проведения такой операции немецкая армия нуждалась в большом количестве танковых соединений, усердно воссоздаваемых после поражения под Сталинградом.

В феврале 1943 года Гудериан опять был направлен на Восточный фронт. Он получил должность генерала-инспектора танковых войск и был намерен создать полностью экипированные танковые дивизии. К 1944 году Гудериан рассчитывал иметь дивизии, способные осуществлять крупномасштабные операции. Каждая дивизия должна была иметь 400 танков и полноценные части поддержки. Он настаивал на том, что лучше иметь несколько мощных дивизий, чем много слабых. Он был убежден также в том, что Германия должна в конечном счете получить крупные танковые армии, способные побеждать русских, которые получали вооружения с заводов, расположенных восточнее Уральских гор.

Гудериан считал, что война продлится долго. В этой связи он настаивал на необходимости повысить надежность боевых машин и увеличении объема производства "Пантер" и "Тигров", но не за счет уменьшения выпуска PzKpfw IV - "рабочей лошади" Вермахта. Поэтому Гудериан не особенно поддерживал идею Курской операции, предпочитая отложить наступление на 1944 год. Однако Гитлер проигнорировал опасения Гудериана о невосполнимых потерях живой силы и техники, которые армия понесет в наступлении, и приказал начать подготовку к операции "Цитадель". Затем он опять вмешался, настаивая на том, что армия должна иметь больше "Пантер", из-за чего начало операции пришлось отложить. Это было худшее, что Гитлер мог придумать. К июлю 1943 года, когда должно было начаться наступление на Курск, из-за переносов элемент внезапности был утерян, и немцы были вынуждены наступать там, где этого хотел противник, где его оборона была хорошо подготовлена, а наступавшие не имели пространства для маневра. При этом задержки все равно не позволили немцам подготовить и доставить на фронт достаточное количество "Пантер" и других танков, да и фирмы-производители не имели достаточно времени для устранения неизбежных для новой машины недостатков. Те танки, которые прибыли на фронт, часто были небоеспособны.

Битва под Курском была уникальной. Это было крупнейшее танковое сражение в истории, в котором участвовали более 6000 танков и самоходных орудий. Для сравнения, в сражении под Эль-Аламейном в Северной Африке в 1942 году участвовало 1500 танков, а в бою за "Китайскую ферму" на Синайском полуострове во время Арабо-израильской войны 1973 года - около 2000 танков. Курск стал "лебединой песней" немецких танковых войск. Необходимо также отметить, что германская армия предприняла свое последнее крупное наступление на Востоке, использовав танки, большая часть которых устарела. В операции "Цитадель" с немецкой стороны было задействовано почти 900 000 солдат и офицеров и 2700 танков и САУ, из которых лишь небольшую часть составляли "Пантеры", а "Тигров" было еще меньше. Подавляющее большинство немецких танков составяли PzKpfw IV, вооруженные длинноствольными 75-мм пушками. В который раз приходится отмечать, что излишний упор на качество в ущерб количеству привел к тому, что немцам не хватало "Пантер", что и стало одной из причин провала их наступления.

Танки были просто не готовы к участию в Курской операции. Дороги и проселки, ведущие от железнодорожных станций, где они разгружались, к линии фронта, были забиты "Пантерами", вышедшими из строя из-за поломок трансмиссии или возгорания двигателя. Как уже говорилось, Гудериан считал, что Гитлер слишком рано отправил танки "Пантера" в бой, не дав их в полной мере испытать на полигонах. По его оценке, "Пантеры", на которые начальник Генерального штаба возлагал такие надежды, еще страдали и от недостатков, которые всегда присущи новой технике, и казалось маловероятным, что их успеют устранить вовремя.

Гудериан был прав. Задержки, вызванные стремлением Гитлера руководить операциями, дали советским инженерным частям время превратить Курский выступ в неприступную крепость, и они сделали это быстро и в полном объеме. Было построено шесть связанных между собой линий обороны глубиной более 40 км с траншеями, опорными пунктами и колючей проволокой. Из глубины оборону поддерживали 20000 артиллерийских орудий, треть из которых составляли противотанковые пушки. Одновременно советские солдаты заложили минные поля плотностью 1500 противотанковых и 1375 противопехотных мин на километр фронта. В общей сложности было заложено 400 000 мин, были перегорожены русла ручьев и созданы непроходимые водные преграды, таким образом, плодородные сельскохозяйственные земли превратились в гигантскую полосу препятствий. Советское Верховное командование (Ставка) направило местное гражданское население на подготовку 4828 км противотанковых рвов, в которых позиции противотанковых пушек, а также пулеметные гнезда были расположены так, что их секторы обстрела перекрывались и создавали "огневую завесу".
Кроме того, русские сосредоточили крупные силы истребителей и бомбардировщиков, а также крупнейшие танковые соединения. На Курском выступе было сосредоточено семь армий. Кроме того, в 200 км от линии фронта были сосредоточены резервы - одна танковая и две общевойсковые армии. Они образовали дополнительные линии обороны. Когда все приготовления завершились, к бою были готовы 1 336 000 солдат и офицеров, 3444 танков, 2900 самолетов и 19 000 орудий. 75 процентов всех советских танков сосредоточились в районе Курска в ожидании удара немецкого молота.

Дебют танков "Пантера" под Курском

Немцы знали, что русские укрепляют свою оборону под Курском, но по приказу Гитлера продолжали готовиться к наступлению. Переносы сроков наступления играли на руку Красной Армии, давая дополнительное время на совершенствование обороны, в то время как времени на выпуск и доставку дополнительных "Пантер" на фронт все равно не хватило. В конце концов немцы подготовили для участия в операции всего два батальона "Пантер", которые они использовали на южном фасе наступления в составе 4-й танковой армии. Кроме того, усилили несколько своих танковых дивизий ротами танков "Тигр". Большая часть танковых дивизий под Курском имела в своем составе танки PzKpfw III и PzKpfw IV.

5 июля 1943 года 4-я танковая армия Германа Гота и армейская группа "Кемпф" в составе 18 дивизий (в том числе 10 танковых) пошли в наступление южнее Курска, а 9-я армия Вальтера Моделя (также 18 дивизий, из них 7 танковых) - с севера. В общей сложности в операции "Цитадель" участвовало около 200 танков "Пантера" модели Ausf.D, входивших в 51-й и 52-й танковые батальоны, объединенные в импровизированную танковую бригаду. Под Курском "Пантеры" Ausf.D дебютировали 5 июля, и этот дебют оказался провальным. Танки испытывали большие проблемы в бою из-за частых поломок. Много машин вышло из строя еще на пути к фронту - из-за плохого охлаждения и вентиляции у "Пантер" загорались двигатели. Причина состояла в том, что моторные отсеки танков были закрыты герметически - их готовили к преодолению водных преград. Кроме того, отмечались массовые отказы коробок передач, поломки трансмиссии и подвески. Из-за этого "Пантеры" не смогли оправдать ожиданий немцев. Кроме того, были и чисто военные проблемы. Упоминавшиеся выше минные поля не удалось разминировать полностью, и "Пантеры" понесли на них большие потери. В результате влияния этих двух факторов 51-й танковый батальон в первый день наступления лишился 56 процентов танков. К концу второго дня в строю осталась пятая часть "Пантер", что лишний раз свидетельствовало о чересчур поспешной отправке на Восточный фронт небоеготового танка.

Ефрейтор Вернер Кригель вспоминал о своем участии в Курской битве в составе 51-го танкового батальона:
"Наша первая атака захлебнулась на минном поле. Я потерял гусеницу. Пока наша артиллерия обстреливала русских, мы смогли починить оба подбитых танка... Первый день закончился катастрофически. К вечеру 5 июля 51-й танковый батальон имел лишь 22 боеспособных "Пантеры". 28 танков были либо уничтожены, либо серьезно повреждены. Мои товарищи жаловались на слабые бортовые передачи и на перегрев двигателей... 8 июля мы снова двинулись к Обояни, что южнее Курска. Наша "Пантера" получила прямое попадание из танковой пушки в районе командирской башенки. Мы продолжали наступать с открытым люком и расколотой башенкой. Мой командир до сих пор хранит этот снаряд... Мы потеряли один танк - в него попал снаряд из самоходного орудия СУ-152, пробив маску пушки. Мы встретились также с американскими танками (они поставлялись русским по ленд-лизу), которые не могли с нами соперничать... Мы уничтожили несколько Т-34 на дистанциях, значительно превышающих 2500 м".

"Пантера" Кригеля сражалась на южном фасе Курского выступа в составе отдельного соединения 4-й танковой армии генерала Гота, которая шла в авангарде общего наступления. Девять танковых дивизий, в том числе "сливки" танковых соединений СС (дивизии "Лейбштандарт", "Дас-Райх" и "Мертвая голова") смогли продвинуться на 32 км. Самый большой прорыв удался немцам, когда части дивизии "Лейбштандарт" смогли захватить небольшой плацдарм на берегу маленькой речки Псел. Затем Гот перенес тяжесть наступления в направлении небольшой железнодорожной станции Прохоровка. Здесь произошло решающее сражение, в результате которого русские танки и противотанковая артиллерия,совместно с эффективными действиями советской штурмомой авиации (ИЛ-2) - вынудили немцев остановиться.

"Пантера" - танк, обладающий потенциалом победителя войны, не смог решить исход Курской битвы в свою пользу. Результаты, которые "Пантера" показала, можно признать противоречивыми. Она поражала Т-34 на дальних дистанциях, но при этом малочисленность "Пантер" и их склонность выходить из строя из-за "детских болезней" снижали значимость этой боевой машины. "Пантера" была разработана и принята на вооружение слишком быстро, не пройдя достаточных испытаний. В результате проблемы с трансмиссией преследовали танки даже в 1944 году. Как уже отмечалось, в тесном и герметически закрытом моторном отсеке двигатель быстро перегревался и мог загореться. Возгорания двигателя в разгар боя не были необычным явлением, вызывая дополнительные проблемы у танкистов. Один бывший член экипажа "Пантеры" рассказал об инциденте, имевшем место в сентябре 1944 года, когда его часть двигалась по сосновому лесу:
"От вибрации, вызванной проезжавшими тяжелыми танками, начался настоящий дождь из сосновых игл. Спустя короткое время головной танк вышел из строя, остальные остановились. Мы стали выяснять, в чем дело. Оказывается, сосновые иглы попали в воздухозаборники и засорили их. Из-за этого двигатель сразу заглох. Чтобы каким-то образом решить проблему, мы наварили к задникам воздухозаборников продырявленные ведра".

Советская тактика: "Противотанковые районы"

На Восточном фронте "Пантерам" пришлось воевать против гораздо более опасного противника, чем тот, кто противостоял немцам во время наступления на Москву в 1941 году. Красная Армия под Курском и во время последующего наступления на Берлин в корне отличалась от храбрых, но плохо подготовленных и управляемых войск, с которыми немцы сражались ранее. Под Курском она продемонстрировала совсем другой уровень подготовки во время действий как оборонительных, так и наступательных. Обороняясь, русские использовали так называемые "противотанковые районы", представлявшие собой систему опорных пунктов, основу которых составляли группы танков и противотанковые орудия, прикрытые минными полями. Эти опорные пункты располагались в глубине обороны на расстоянии около 20 км от линии фронта. Для немцев эта тактика русских оказалась новой. Нередко ситуация складывалась таким образом, что на каждый немецкий танк приходилось до 10 советских орудий.

Тактика танков "Пантера": "Танковый клин" и "Танковый Колокол"

"Пантеры" под Курском и после действовали в боевом порядке, который назывался - "танковый клин" ("Раnzerkeil"). Он представлял собой клин, на острие которого двигались тяжелые танки, которые должны были прорывать оборону русских. На флангах клина уступами шли средние и легкие танки. Часто вместе с "Пантерами" шли "Тигры". Более уязвимые PzKpfw III и PzKpfw IV двигались под прикрытием этих тяжелых танков. За клином двигались вооруженная пулеметами пехота, артиллерия и машины управления.

Система "танковый клин" в 1944 году эволюционировала в боевой порядок, получивший название "танковый колокол" ("Panzerglocke"). Здесь вместе с тяжелыми танками на острие клина следовали саперные части танковых войск. Как и раньше, фланги прикрывали средние и легкие танки. В боевых порядках находилась также командирская версия "Пантеры" , из которой осуществлялось руководство атакой и координация действий с пикирующими бомбардировщиками Ju-87 "Штука", которые обеспечивали авиационную поддержку. Использование новой тактики зависело от конкретных факторов: хорошей разведки, хорошо налаженной связи между наземными и воздушными компонентами операции, хорошей артиллерии, удачно выбранного времени проведения операции, правильного расположения передовых наблюдателей, наличия достаточных резервов горючего и боеприпасов, находящихся недалеко от атакующих подразделений, и правильного использования белой и цветной дымовой завесы для прикрытия и обозначения на поле боя.

Оценка генерал-майора Ф.В. фон Меллентина.

Германский военначальник-танкист генерал-майор Ф.В. фон Меллентин оставил интересные воспоминания о действиях "Пантер" в Курской битве в своей книге "Танковые сражения". Там много говорится о проблемах, которые испытывали "Пантеры": "Во время операции "Цитадель" немецкие танковые части передвигались и сражались в боевом порядке "танковый клин" ("Panzerkeil"), который оказался очень эффективным. На острие клина шли самые тяжелые танки. "Тигры" доказали свою эффективность против советских "противотанковых районов", организованных в глубине обороны. 88-мм орудия "Тигров" превосходили все, что имели русские, но, как я уже говорил, "Пантеры" еще находились в "младенческом возрасте" и постоянно выходили из строя".

Сражение за Харьков. Авуст 1943 года

После Курской битвы немцы доказали, что они могут добиваться тактических успехов, когда русские продолжили свое наступление, стремясь овладеть стратегически важным городом Харьковом. Сталин возложил выполнение этой задачи на элитную 5-ю гвардейскую танковую армию. Ситуация в зеркальном порядке отразила положение под Курском: немцы знали, что русские собираются наступать, и подготовили глубокую оборону. В систему обороны входили 96 "Пантер", которые нанесли атаковавшим советским войскам очень серьезный урон и преподнесли находившимся в эйфории после Курской битвы русским урок - не стоит недооценивать немцев. В этом бою русские потеряли почти 420 танков. Но, несмотря на то, что под Харьковом немцы продемонстрировали свое тактическое превосходство, они не могли изменить ситуацию стратегически. Русские безостановочно рвались на Запад, а на долю немцев оставались лишь успехи тактического характера.

Танк "Пантера" под Нарвой

В обороне (а после Курска немцам все чаще приходилось переходить к этому виду боевых действий) "Пантеры" были весьма полезны. В течение второй половины 1943 года 11-я добровольческая танково-гренадерская дивизия СС "Нордланд" получила несколько "Пантер" вместо штурмовых орудий StuG III (обычное вооружение для дивизий СС такого типа). К началу 1944 года дивизия "Нордланд" вошла в состав 3-го "германского" танкового корпуса СС под командованием группенфюрера Феликса Штайнера, заняв оборону на северном участке Восточного фронта у Финского залива в районе Нарвы. Положение линии фронта на севере не сильно изменилось с октября 1941 года, хотя в 1943 году русским удалось прорвать блокаду Ленинграда. В начале февраля 1944 года русские начали наступление на линию обороны дивизии "Нордланд", переправившись через замерзшую реку Нарва. Им удалось захватить плацдарм южнее позиций, которые удерживала дивизия. Они начали продвигаться на север, атакуя оборону дивизии с юга. Командир дивизии отправил навстречу наступающему противнику свой резерв — "Пантеры" Aufs.А из 11-го танкового батальона СС "Герман фон Зальц", названного в честь великого магистра Тевтонского ордена, который остановил русских. Похожая ситуация сложилась в конце марта, когда советская танковая колонна прорвала оборону немцев и достигла моста через Нарву в районе Иван-города, командование дивизии для отражения атаки значительно превосходящих сил противника направило "Пантеры" из 1-й танковой роты. За мужество, проявленное в этом бою, обершарфюрер СС Филлип Вильд получил Рыцарский крест. 3-й танковый корпус СС сумел продержаться у Нарвы шесть месяцев — до лета, когда массированное июльское наступление русских по всему фронту вынудило его отступить.

Танк "Пантера" и Советское летнее наступление 1944 года

22 июня 1944 года, в третью годовщину начала операции "Барбаросса", советские Т-34 возглавили наступление, в результате которого немецкие войска были отброшены более чем на 700 километров.
Были разбиты 25 немецких дивизий. Это наступление продемонстрировало, насколько лучше стали советские танковые войска как с точки зрения тактики, так и качества вооружений. Русские имели столько танков, что могли формировать огромные по численности танковые армии, подавлявшие все, что немцы могли им противопоставить. Численность русских танков превосходила численность немецких в три раза. Соотношение сил в корне отличалось от "пьянящих" дней 1941 года, когда Вермахт вторгся в Россию и дошел почти до ворот Москвы.

Советские войска устремились вперед по всему фронту, предприняв серию ударов и использовав свое неограниченное превосходство в живой силе и большие массы танков. Обычно после мощной бомбардировки атаку начинали тяжелые танки, пробивавшие бреши в обороне немцев, в которые врывались Т-34 и пехота. Проблемы немцев заключались в том, что у них было слишком мало танков "Пантера", способных остановить русские танки. У русских хватало ресурсов, чтобы атаковать снова и снова на одном и том же участке, попросту выматывая обороняющихся.

Для отражения атак противника немцы объединили "Пантеры" в мобильные контратакующие группы. Они должны были наносить удары во фланг атакующим советским частям. Поскольку большинство советских танков не было оборудовано рациями, предполагалось, что во время атаки все экипажи будут придерживаться заранее выбранной тактики, причем тактика определялась для каждого экипажа. В результате оказывалось, что контратаки немцев редко встречали организованное сопротивление, и "Пантеры" и PzKpfw IV могли наносить русским более тяжелые потери, чем обычно. И конечно, действуя против лучше подготовленных экипажей союзников в Нормандии и Италии, немцы не могли использовать такую тактику.

Главной проблемой немцев было громадное превосходство русских в материально-технических ресурсах в сочетании с неотвечающими реальной ситуации приказами Гитлера "Ни шагу назад!". Из-за этого в 1944 году в окружение попали огромные массы немецких войск вместе с боевой техникой, включая "Пантеры". Окруженные войска либо капитулировали, либо старались вырваться из "котла". В таких боях потери были особенно велики, а "Пантеры" ценились особенно. Из них формировали специальные части, в задачу которых входил прорыв окружения и спасение окруженных войск. Одной из таких частей был полк тяжелых танков "Бэке", названный в честь его командира подполковника Франца Бэке. В состав полка входили батальон "Тигров" (34 танка) и батальон "Пантер" (46 танков), а также подразделения поддержки, в том числе пехотный батальон, части самоходной артиллерии и саперы.

В одном из боев в январе 1944 года полк Бэке сражался в течение пяти суток, уничтожив не менее 267 танков противника и потеряв лишь один "Тигр" и четыре "Пантеры". Затем полк составил авангард 3-го танкового корпуса, который должен был прийти на помощь немецким частям, пытавшимся вырваться из окружения. Во всех этих боях "Пантеры" проявили себя с самой лучшей стороны, но их было слишком мало, чтобы задержать продвижение противника на Запад.

Советский лейтенант-танкист Деган (в оригинале Degan) так описывал проблемы, с которыми он встречался во время схваток с "Пантерами":
"Против таких немецких танков, как "Тигр" или "Пантера", я не мог сделать ничего, если я сталкивался с ними лоб в лоб. Если я хотел победить, я должен был найти их уязвимое место, то есть мне нужно было зайти с фланга. Поэтому наша обычная тактика в тех случаях, когда мы наступали и знали, что впереди нас может ждать засада, была следующей: мы должны были неожиданно атаковать, остановиться и открыть огонь, как будто мы знали, что впереди что-то есть, а затем развернуться и как можно быстрее отходить. Мы надеялись, что они откроют огонь, и мы сможем определить, откуда они стреляют, чтобы атаковать снова".

Русское летнее наступление 1944 года остановилось из-за проблем со снабжением, а не из-за реального сопротивления. Русские были уже в Польше и Восточной Пруссии - и готовились войти непосредственно на территорию Германии. Экипажи оставшихся "Пантер" сражались упорно и мужественно, но численный перевес противника сказывался все сильнее. Когда русские остановились у реки Висла, немцы попытались укрепить свой фронт, чтобы встретить следующее наступление противника. Но дела Германии шли все хуже - ее союзница Румыния вышла из войны. Войска 2-го Украинского фронта Родиона Малиновского с 6-й танковой армией в авангарде в сентябре 1944 года взяли Бухарест. Еще важнее было то, что русские захватили нефтяные месторождения в Плоешти - один из последних источников сырой нефти, которым могла пользоваться Германия. Вскоре "Пантеры" встали из-за недостатка топлива.
Проблема "Пантер" заключалась в том, что после Курской битвы фронт покатился на Запад. Поэтому все чаще их приходилось использовать в обороне, а не в наступательных боевых порядках, о которых говорилось выше. Хотя "Пантеры" значительно превосходили по своим боевым качествам основной танк немецких панцерваффе Второй Мировой войны Pz.4, Вермахт продолжал полагаться именно на этот более надежный и распространенный танк, сопротивляясь попыткам прекратить его производство в пользу более современных, но капризных "Пантер".

"Пантера" против танка "Шерман"

Когда 24 мая 1944 года союзники обошли "линию Гитлера" с фланга, немцы двинули против них настоящие "Пантеры". Это был первый случай использования "Пантер" на Западном театре военных действий в их привычной роли, а не в виде башен, установленных на бетонных платформах. В короткой перестрелке "Шерманы" подбили три "Пантеры" и несколько самоходных артиллерийских установок. Это было весьма примечательное событие, если принять во внимание проблемы, которые обычно испытывали танки союзников (например, "Шерманы"), сталкиваясь с "Пантерами".

Существовали модели "Шермана", вооруженные мощной пушкой. Однако в основном "Шерманы" были вооружены 75-мм пушкой, которая показывала просто удручающие результаты в противостоянии с "Тиграми" и "Пантерами". Она в принципе не пробивала лобовую броню "Пантер" при стрельбе с любой дистанции. При этом 75-мм пушка "Пантеры" с высокой начальной скоростью снаряда разносила "Шерман" на куски при стрельбе с дистанции, превышающей 2700 м. Чтобы поразить "Пантеру", "Шерман" должен был стрелять ей в борт с расстояния не более 3600 м. Справедливости ради надо отметить, что "Пантера" могла уничтожить "Шерман" с фланга с расстояния почти 4500 м. Усовершенствованные "Шерманы" с 76-мм пушкой получили хоть какие-то шансы, но "Пантеры" все равно имели преимущество: "Шерман" теперь пробивал лобовую броню башни "Пантеры" с 550 м, а "Пантера" лобовую броню усовершенствованного "Шермана" - с 2700 м.
Тяжелые бои, в которых сошлись крупные силы "Шерманов" и "Пантер", имели место в Нормандии. В Италии "Пантеры" в привычной роли использовались мало. Там эффективно применялись башни "Пантер", установленные на платформах. В результате "линию Гитлера" союзники прорывали очень долго, и их продвижение к Риму было серьезно задержано.

Сражение за Польшу

Когда советские войска углубились на территорию Польши, командующий ими Георгий Константинович Жуков начал планировать окончательное наступление на Германию и операцию по взятию Берлина. К октябрю 1944 года план наступления был почти готов. Для последнего удара по Рейху были развернуты 13 танковых и механизированных корпусов. Основу их составляли танки Т-34, в состав корпусов входили также тяжелые танки ИС-2. Были подготовлены также элитные гвардейские танковые армии.
В январе 1945 года после мощной артподготовки русские начали форсирование Вислы. Прорвав оборону немцев, советские танки устремились в образовавшуюся брешь, стремясь расширить ее и выйти им в тыл. Некоторые из них были оснащены элементарными устройствами для работы дизеля под водой (шноркелями), которые давали возможность форсировать водные преграды по дну. Это позволило избежа ть проблем при форсировании Вислы, подобных тем, что имели место во время летнего наступления 1944 года.
Немцы отступали. Вскоре советские танки, которые наступали со скоростью 80 км в сутки, вошли в столицу Польши Варшаву. Однако во время этого наступления захватить Берлин русским не удалось, а решающее наступление началось лишь в апреле 1945 года. Вопрос, почему русские остановились перед Берлином, стал предметом жарких обсуждений. Некоторые объясняли это необходимостью подтянуть отставшие тылы. У наступавших иссякли запасы горючего и боеприпасов. Надежные обычно русские танки начали выходить из строя из-за поломок гусениц, двигателя и подвески подобно "Пантерам". Вторая причина заключалась в усиливающемся сопротивлении немцев. Разношерстные остатки немецкой армии, а также части фольксштурма, состоявшие из пожилых людей и подростков, отчаянно сражались, стараясь не пустить русских в Берлин. Немецкие войска в Померании (севернее Берлина) угрожали ударом во фланг русским. Таким образом, ранний захват Берлина был невозможен.

Операция "Весеннее пробуждение"

Немцы продолжали вести ожесточенные арьергардные бои. В конце 1944 года на Западном фронте они начали контрнаступление в Арденнах. Провал этой операции не принес измотанным немецким войскам никакой передышки. В 1945 году Гитлер приказал 6-й танковой армии СС организовать новое контрнаступление на Востоке. Получив несколько дней на отдых и организацию приема новых "Пантер", 10 февраля 1945 года 6-я армия начала в Венгрии операцию "Весеннее пробуждение". Дивизия СС "Гитлерюгенд", например, получила 16 новых "Пантер" Ausf.G. Общее количество "Пантер" в ней составляло теперь 44 машины. После четырехнедельных ожесточенных боев дивизия потеряла 35 танков и имела всего 9 боеспособных "Пантер".

Сражение за "Зееловские" высоты, 1945 г.

Несколько оставшихся боеспособных "Пантер" находилось в самой гуще сражения, которое вели немцы, из последних сил пытаясь не допустить падения Берлина. В середине апреля они приняли свой последний бой. Это было сражение на "Зееловских" высотах, где советские танки прорвали оборону немцев и устремились к Берлину. Здесь батальон "Пантер" и несколько "Тигров" в последний раз нанесли мощный удар по советским танкам.

 

Реклама:
Шикарная домашняя одежда оптом для любителей роскоши.